Детское попрошайничество — наша общая беда

22 марта 2022 Детское попрошайничество — наша общая беда

Детское попрошайничество остаётся острой проблемой в Узбекистане. «Щедрость дающих милостыню не поможет детям, а лишь обогатит тех, кто их эксплуатирует», — пишет в своей статье детский омбудсман Алия Юнусова.

 

Кризис, вызванный пандемией COVID-19, обострил все социальные явления в нашем обществе. Сегодня одной из острых проблем остаётся попрошайничество, в которое вовлекаются дети.

В разных городах можно часто видеть детей, которые попрошайничают. Они встречаются чаще на дорогах, возле магазинов, ресторанов, в подземных переходах. Кто-то проходит или проезжает мимо, кто-то подаёт милостыню. Не каждый задумывается над тем, что те, кто заставляет детей работать, тем самым лишает этих детей детства. Это также означает, что дети подвергаются насилию, запугиванию, истязанию.

Эти дети, как правило, лишены нормальных человеческих отношений, образования, они недоедают, у них имеются проблемы со здоровьем.

Нельзя закрывать глаза на эксплуатацию детей. Эксплуатация ребёнка — это современное рабство, это насилие в отношении несовершеннолетних. Дети не могут оценить риски, в которые попадают. С возрастом у них может сложиться убеждение, что попрошайничество — это единственный и правильный способ заработать на жизнь.

Дети из-за нищеты нередко попадают в эксплуатацию к преступным группам, в руки торговцев «живым товаром». Используются, как правило, для попрошайничества. Это означает, что собранные ими пожертвования дети не получают.

Щедрость не поможет детям, а лишь обогатит тех, кто их эксплуатирует. Малолетние попрошайки приносят преступникам, делающим на этом бизнес, баснословные доходы. Зачастую несовершеннолетних вовлекают в это не их родители, а посторонние люди.

На данный момент ситуация с детским попрошайничеством регулируется статьёй 188−3 Кодекса об административной ответственности, а также статьёй 127−1 Уголовного кодекса Узбекистана.

Действие этих статей неэффективно, так как привлечь «кураторов» малолетних попрошаек к уголовной ответственности почти невозможно. Для этого надо доказать вовлечённость детей в преступный бизнес.

Если речь идёт о грудном ребёнке, то он не может быть вовлечён в попрошайничество, а может быть только использован для этой цели.

Увеличивается число несовершеннолетних, живущих в неблагополучных семьях, число родителей, которые не исполняют должным образом свои обязанности по содержанию и воспитанию детей.

Необходимо создавать социальные условия для гармоничного и полноценного развития ребенка в рамках семьи, чтобы дети не бежали из семей, а родители не бросали своих детей, тем самым оградить детей от негативного влияния улицы.

Надо ужесточать меры пресечения за организацию детского попрошайничества, так как за понятием «детское попрошайничество» скрываются тысячи искалеченных детских судеб.

Важно искоренить проявления попрошайничества. Нужно прекратить подавать деньги. Пресекать попрошайничество с младенцами, особенно на дорогах. Мы видим, как по улицам города в холод, дождь, снег, в жару ходят женщины с грудными и маленькими детьми. Это жестокое обращение с ребёнком. То, что они занимаются попрошайничеством на проезжей части, подвергая себя и детей опасности, — уже реальная угроза здоровью и жизни ребенка.

Необходимо разъяснять населению последствия этого социального явления. Более ответственно должны работать органы опеки и попечительства, а также правоохранительные органы.

Это должна быть системная работа, поставленная на должный уровень. Важно сформировать ответственность у самого человека за свои действия.

Алия Юнусова, уполномоченный Олий Мажлиса по правам ребёнка